В один из своих последних приездов в “Музей сословий России” - это был май 2017 года, Илья Сергеевич Глазунов сам сделал набросок своего кабинета, передав в фонды музея предметы из обстановки своего дома и мастерской. Предчувствуя свой скорый уход из жизни, концепцию экспозиции художник доверил своей жене – И.Д.Орловой-Глазуновой.

Мемориальный кабинет наполнен вещами, хранящими память об Илье Сергеевиче. О его детстве напоминает небольшой, из красного дерева, книжный шкаф из ленинградской квартиры его родителей – Ольги Константиновны и Сергея Федоровича, трагически погибших от голода в блокаду Ленинграда. На довоенных снимках 1938 года – маленький Илья запечатлен около этого шкафа ещё счастливым ребёнком.

Впервые можно увидеть кресло и письменный стол Ильи Глазунова, за которым он работал. Над столом висела гравюра с изображением Валаамского монастыря, а на стенах – махаевские панорамы Санкт-Петербурга и окрестных дворцов. Всегда с гордостью Илья Сергеевич говорил о том, что 200 лет его предки жили в Санкт-Петербурге. Особенно И.С. Глазунов любил офорты “Царскосельская крестьянка ста осьми лет, окруженная ея сыновьями”, изданный англичанином Дж.Уокером для Екатерины II и изображение обелиска “Румянцева победам”, выполненного также по заказу императрицы.

Слева на столе можно увидеть ампирную лампу с бронзовым римским воином, натягивающим тетиву. По воспоминаниям художника, это была первая вещь, – напоминающая ему родной Петербург, – которую он смог купить в Москве. В столицу он был вынужден переехать после сорванной защиты диплома (“Дороги войны” 1957г.) в Академии художеств (тогда Институте им.И.Е.Репина), через три месяца после состоявшейся с оглушительным успехом персональной выставки в московском ЦДРИ. Именно эта лампа положила начало его обширной художественной коллекции.

На столе у Ильи Сергеевича всегда лежал альбом с зарисовками и эскизами будущих работ с творческими комментариями и заметками художника. Такого рода экспонатами богато очень мало музеев в мире, и это действительно большая редкость.

Некоторые вещи в кабинете – из коллекции дяди Михаила Федоровича Глазунова – академика медицины, коллекционера. Он вывез 11-летнего Илью из блокадного Ленинграда в новгородскую деревню Гребло. Над столом – пейзаж кисти одного из любимых художников Ильи Сергеевича – Степана Колесникова. Эта картина напоминала Глазунову Гребло и годы, проведенные в эвакуации… Здесь же – большие английские напольные часы – их бой слышал Илья Глазунов еще до войны в квартире дяди на набережной Кутузова в Ленинграде.

Среди произведений живописи – “Озеро Молдино” С.Ю.Жуковского, с таким выразительным живописным языком, который всегда нравился Илье Сергеевичу. Выделяется своими размерами картина “Иосиф с младенцем Христом” в резной золоченой раме из собрания петербургского ученого Терентьева-Катанского, лично знавшего дядю Глазунова – китаиста К.К.Флуга. По семейному преданию, это – копия, выполненная Орестом Кипренским с оригинала Гвидо Рени.

Очень многое из обстановки кабинета свидетельствует об утонченном вкусе И.С.Глазунова – собирателя, ценителя и знатока как русского так и европейского искусства. “Нам, русским, бесконечно дороги ее святые камни”, – часто любил повторять слова Достоевского о Европе сам художник.

Илья Сергеевич на протяжении своей жизни всегда живо интересовался русской и мировой историей, был известен своими монархическими убеждениями, отстаивал концепцию “антинорманской теории” возникновения русского государства, почитал имена забытых учёных царской России, труды которых были запрещены в СССР, сам блестяще знал древнюю историю и археологию, особенно касающуюся происхождения наших предков – древних славян. Как известно, Илья Глазунов, свободно говорящий на многих европейских языках, был чрезвычайно эрудированным человеком.

И история действительно была не просто увлечением художника, а предметом его серьёзных научных исследований: во многих книгах обширной библиотеки Ильи Сергеевича можно увидеть пометки на страницах, некоторые исписаны от начала до конца, с комментариями, порой перерастающими в острую полемику с авторами прямо на полях их книг.

В начале 2000х годов литературный мир всколыхнул проникновенный труд И.С.Глазунова – написанная им двухтомная книга-исповедь художника и гражданина “Россия Распятая”. В мемориальном кабинете хранятся материалы к этому объёмному труду, а также к воспоминаниям “Художник и мир” и книге “Погребённая правда”.

Художник ушел из жизни 9 июля 2017 года, в день Тихвинской иконы Божией Матери. Удивительно символично то, что в мемориальном кабинете теперь находится образ Богоматери Тихвинской, много лет хранившийся дома у Ильи Сергеевича.

Мемориальные кабинеты обладают особой атмосферой. В них застывает время, которое остановилось по закону человеческого бытия. В воздухе чувствуется, что вещи, на которые смотрел художник на протяжении жизни или которыми он пользовался, теперь хранят его неповторимую энергетику.

Мемориальный кабинет и мраморный барельеф Ильи Глазунова открыли в музее сословий России
Телеканал «Россия 1»

Square thumb                       . .
Square thumb
Square thumb 1