У фрески «Страшный суд»

1969 год

Иллюстрация к повести А.К. Толстого «Князь Серебряный»
Бумага, соус, пастель. 94,5х62,5 см

Он [Максим] усомнился, прав ли был, что уехал от отца против его воли? Но совесть отвечала ему, что он прав; а между тем она не была спокойна. Картина Страшного суда потрясала его воображение. Когда тень дубовых листьев, колеблемых ветром снаружи окна, трепетала на стене подвижною сеткой, ему казалось, что грешники и дьяволы, писанные в человеческий рост, дышат и движутся.
Благоговейный ужас проник его сердце. Он пал ниц перед игуменом.
— Отец мой, — сказал он, — должно быть, я великий грешник!
— Молись, — отвечал кротко старик, - велико милосердие Божие; много поможет тебе раскаяние, сын мой!